Тьютор: быть или не быть

У директора школы №80 Ярославля Галины Хитровой многолетний опыт работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья.

Вопрос расширения возможностей образования для детей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья был недавно поднят на федеральном уровне. Речь, в частности, шла о привлечении дополнительных сотрудников для организации сопровождаемого образования в школах и детских садах.

– Нужно сокращать очередь в психоневрологический интернат, где не хватает мест – и никогда не хватит, если не будем заниматься детишками, и с раннего возраста пытаться вывести их на обычную траекторию, — уверен министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин. — Для этого нужно организовать сопровождение необходимых ребенку специалистов в обучении и проживании. В настоящее время крайне мало внимания уделяется социализации тех детей с инвалидностью и ограниченными возможностями здоровья, которые, повзрослев, попадают в психоневрологические интернаты. Между тем, половина или треть из них могли бы учиться в обычных школах, что способствовало бы их дальнейшей жизни дома. Только таким способом мы сможем в перспективе решить проблему с местами в учреждениях уже для взрослых. Мы должны не создавать предпосылок, и тогда этих проблем не будет. Нужно привлекать студентов-медиков, сотрудников реабилитационных учреждений. Эта задача является ключевой, нужно в течение года-двух отработать технологии.

– В связи с дефицитом уникальных кадров, которые имеют педагогическое образование, мы хотим сделать очень важную вещь: попытаться как можно больше в наших школах и детских садах ввести помощников учителей, так называемых тьюторов, для того, чтобы взять не одного, допустим, ребенка с инвалидностью, а трех детишек в класс, — объясняет министр образования и науки РФ Ольга Васильева.

После вступления в силу новых образовательных стандартов, дающих возможности обучения детей-инвалидов и детей с ограниченными возможностями в обычных школах, их количество там возросло.

– Идея очень своевременная и актуальная, — говорит руководитель РОО помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт» Елена Багарадникова. — Действительно, квалифицированных кадров крайне не хватает, и быстро, к сожалению, этот дефицит не закрыть. Сейчас речь может идти о помощниках учителей и воспитателей, которых тоже не хватает, и которые реально нужны. Их надо специально готовить, в том числе для работы с разными заболеваниями.

Справка «Здоровья»

Тьютор – человек с высшим образованием и стажем работы с детьми-инвалидами, специалист высокой квалификации.

Акцент сделан на инклюзивном образовании. Но главное для детей с ограниченными возможностями здоровья – специальные образовательные условия и ранняя помощь, где бы они их ни получали. И помощники воспитателя, и тьюторы нужны также в коррекционных школах и детских дошкольных учреждениях.

Дети с ограниченными возможностями здоровья учатся по адаптированной программе, неважно – в общеобразовательных учреждениях, в порядке инклюзии, интеграции или в коррекции. В школьных комплексах сейчас могут присутствовать все виды образовательных адаптированных программ. Сопровождение и помощь необходимы таким детям и в образовательном процессе, и в социализации.

Важный момент – поддержка детей с ограниченными возможностями здоровья в детских садах. Сейчас многие считают, что садик – это присмотр и уход, а тьютор – высококвалифицированный специалист, должность, необходимая в образовании. Но как ни назови человека, который будет сопровождать ребенка и помогать его социализации – он нужен в детском саду в той же самой степени, что и в школе.

Очень хорошо, что на высоком уровне понимают эти проблемы и говорят о них. Главное, чтобы удалось реализовать то, о чем сейчас идет речь. Первое, с чего стоило бы начать – дать возможность школам нанимать помощников для работы с детьми с ограниченными возможностями здоровья, обеспечив адекватный механизм финансирования, который будет учитывать уровень программы и необходимые условия. И обязать образовательные учреждения привлекать таких сотрудников, чтобы они появились в школах и садах в достаточном количестве. Для этого нужно вносить изменения в законодательство. Если в министерствах прислушаются к мнению общественных организаций и специалистов, услышат их предложения, то все получится, и общественники готовы помогать в разработке необходимых норм.

Министр труда и социальной защиты РФ Максим Топилин предложил вернуться к обсуждению этой проблемы в сентябре или в конце 2017 года.

Тьюторы помогают педагогам в обучении особенных детей.

О ярославском опыте работы с детьми-инвалидами «Здоровье» расспросило директора муниципального общеобразовательного учреждения «Средняя школа № 80 с углубленным изучением английского языка» Ярославля Галину Хитрову.

– Галина Владиславовна, вы проходили стажировку в США, где работа с инвалидами действует давно. Какое у вас осталось впечатление?

– Незабываемое. Я была в США более 20 лет назад, и для меня стало открытием, как у них все отлажено и встроено в жизнь. Больше всего поразило, когда увидела, что в центре Нью-Йорка, на Манхеттене, останавливается автобус, и водитель выходит из кабины и опускает ступеньки, чтобы в салон мог въехать человек в инвалидном кресле. Все остальные пассажиры в это время спокойно ждут, никто не возмущается.

Что касается школ, то они оборудованы пандусами и лифтами. Без этого учебное заведение не получает лицензию на работу. Вообще в Америке очень многие ученики приезжают на занятия на колясках, приходят на костылях. В обычных учебных заведениях можно встретить детей с таблицами Брайля, слуховыми рожками, не редкость ученики с психическими отклонениями. И это при том, что в каждом классе учится 30–40 детей.

– Как, по-вашему, возможно ли введение такой системы в России?

– Сегодня это непросто, поскольку в системе образования недостаточно средств. Сделать лифт в каждой школе сложно, да и пандусы стоят немало. А вот в обществе наметился положительный сдвиг, и очень хорошо, что перестали замалчивать тему людей с ограниченными возможностями здоровья. Об этом надо говорить и искать пути решения их проблем.

Вы много лет руководите школой. Наверняка, в ней учились и дети-инвалиды. Как к ним относились учителя и ученики?

– Такие школьники у нас учились всегда. Отношение к ним было и остается дружелюбное, все стараются поддержать ребят, помочь им. Вспоминаю, как в начале двухтысячных у нас был ученик с детским церебральным параличом. Ему сложно было ходить по лестницам, поэтому одноклассники сцепляли руки в замок и таким образом поднимали его на третий этаж в кабинет химии. Сегодня в начальной школе учится ребенок с такими же проблемами, ему помогает учительница: подняться по лестнице, выйти на улицу и многое другое.

Наши дети знают, что если кто-то ходит в корсете, на костылях, в гипсе, то к нему надо относиться бережно. Пример подают учителя.

– Сколько детей с ограниченными возможностями здоровья сегодня обучаются в школе №80?

– Семь. Есть дети с тяжелыми заболеваниями эндокринной системы, опорно-двигательного аппарата и внутренних органов. Все ребята успешно учатся, несмотря на то, что наша школа с углубленным изучением английского языка и программа довольно сложная. Учителя знают о диагнозах своих учеников, во всем оказывают им поддержку, в том числе психологическую. И настраивают одноклассников на понимание и дружелюбие. Вообще в нашей школе слово «инвалид» не используется.

Беседовала Елена МАРЬИНА

 

Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии:

Комментарии закрыты.